Обсуждаемое
СССР. Застой комм. 146 СССР. Застой
Опрос
Что стоит сделать с Украиной после окончании спецоперации?
Оставить в старых границах
Перенести центр в ЛДНР
Разделить на части
Не знаю
Популярное
Уничтожены просм. 18512 Уничтожены
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031 
Рейтинг
Видео

Ключ от Балтики: как Моонзундское сражение повлияло на ход российской истории

Ключ от Балтики: как Моонзундское сражение повлияло на ход российской истории

16 октября 1917 года началось сражение в проливе Моонзунд. Оно стало частью немецкой десантной операции на островах Моонзундского архипелага, контроль над которым позволял Германии парализовать действия российского флота на Балтике. Эта битва оказалась последним крупным сражением России в Первой мировой войне. Поражение русской армии в этом противостоянии имело далеко идущие политические последствия и в итоге повлияло на перенос столицы страны из Петрограда в Москву.

В октябре 1917 года в ходе Первой мировой войны немцы на восточном фронте провели успешную наступательную операцию в Прибалтике и готовились к высадке на Моонзундских островах.

Моонзундский архипелаг лежит к западу от побережья современной Эстонии. Контроль над этими островами позволяет закрыть выход из Финского залива. Поэтому для немцев захват Моонзунда стал важной стратегической задачей: удачный десант мог парализовать действия российского флота на Балтике.

К концу сентября 1917 года германская сухопутная армия на балтийском побережье чувствовала себя очень уверенно. В результате Рижской операции Россия лишилась территории современной Латвии. Российская армия, за исключением отдельных частей, к тому времени практически потеряла боеспособность. Фронт неумолимо катился на восток. Дезертирство стало настолько глобальным явлением, что эшелоны с бегущими с фронтов дезертирами зачастую блокировали железнодорожное сообщение в целых регионах.

На этом фоне не внушал надежд и Балтийский флот, который находился под контролем Центробалта, органа координации действий матросских комитетов. Тон в нём задавали большевики, в большевистской партии состоял и председатель Центробалта Павел Дыбенко.

Несмотря на скептичное отношение большевиков к Первой мировой войне (ленинская партия требовала: «Мир немедленно!»), перспективы, которые открывались перед немецкой армией после падения Риги, пугали всех. Ведь позиции немцев позволяли им готовиться к штурму Петрограда. А это ставило под вопрос в том числе и перспективы большевистской революции. Поэтому Центробалт поддержал план обороны островов.

На архипелаге находились около 20 тыс. солдат и матросов. Немцы планировали высадку 25-тысячного десанта. Несмотря на приблизительное равенство сил, боевой дух германских войск был значительно выше, в то время как из-за политических и социальных проблем российская армия не была готова к серьёзным сражениям.

Гибель «Славы»

Операция по захвату архипелага получила у немецкого командования название «Альбион», и для её проведения Германия сосредоточила в восточной Балтике две трети своего флота. Российское командование имело представление о планах немцев: об этом предупреждали союзники по Антанте, а некоторые детали операции были известны из перехваченных немецких шифровок.

Бои за Моонзунд начались 12 октября, когда немцы осуществили высадку на острове Сааремаа. Российская армия не смогла оказать активного сопротивления неприятелю (да и не стремилась к этому). Основную тяжесть боёв принял на себя флот. Пока немецкий десант на суше постепенно захватывал российские позиции, моряки в течение нескольких дней вели неравные бои с превосходящими силами противника.

Главным сражением операции стал бой в проливе Моонзунд (Вяйнамери), который отделяет острова от материка. Первые столкновения русского и немецкого флотов в проливе произошли 16 октября, но главные события пришлись на 17 октября. В этот день броненосец «Слава», додредноут «Гражданин» и крейсер «Баян II» вступили в перестрелку с германскими тральщиками, которые разминировали проходы через пролив. В бою броненосец героически погиб. Затонув, он перегородил проход немецкому флоту.

После этого сражения российский флот принял решение отходить на север. Уже к 20 октября архипелаг был полностью захвачен.

Победа памяти

Германия не смогла в полной мере воспользоваться результатами захвата архипелага: выход в Финский залив оказался для них невозможен, так как русские моряки при отступлении загородили фарватеры затопленными кораблями и минными заграждениями. Да и потери немецкого флота оказались значительнее, чем российского: девять немецких судов против двух российских.

Тем не менее потеря островов произвело на российское правительство гнетущее впечатление. Уже 17 октября (то есть до окончательного поражения) Временное правительство начало обсуждение возможного переноса правительственных учреждений в Москву. Как мы знаем, этот перенос произошёл позже, уже при большевиках. Однако и в большевистском исполнении он напрямую был связан с утратой позиций на Балтике. Решение о переносе столицы из Петрограда в Москву было принято в марте 1918 года из-за угрозы наступления германских войск на Петроград. Вряд ли эта угроза появилась бы без потери Моонзунда. Аналогичным образом немецкое наступление ускорило и заключение Брестского мира, который вывел Россию из Первой мировой войны.

В советской историографии Моонзундское сражение было одной из немногих битв Первой мировой, удостоившихся положительной оценки, несмотря на поражение. Это связано со значительной ролью, которую в обороне островов играли большевистские комитеты.

Кроме того, события на архипелаге трактовались советскими историками как «защита революции».

Это позволило романисту Валентину Пикулю в 1970 году, когда события Первой мировой войны слабо освещались (ведь война рассматривалась как несправедливая и «империалистическая»), выпустить роман «Моонзунд», посвящённый обороне архипелага. Роман нельзя назвать документальным и исторически достоверным. Но он стал одной из первых в советские годы попыток рассказать широкому читателю не только о конкретном сражении, но и в целом о Первой мировой войне, которая долгое время оставалась на задворках исторической науки.

Дмитрий Фёдоров
Постоянный адрес публикации на нашем сайте:
QR-код адреса страницы:
(Наведите смартфон, сосканируйте код, читайте сайт на смартфоне)
14 комментариев. Оставьте свой
№1 kupa275 17 октября 2017 08:39
+11
Историю нужно знать и принять, какая она есть. И лучше без оценок.
Одни уважают Ленина, но ненавидят Сталина. Другие наоборот. Третьим ближе белые, четвертым красные.
История - это факты. Но вот трактовка этих фактов совсем не однозначная и даже диаметрально противоположная.
А принять всё за целое никто не может. Я не исключение
№2 Abrrr 17 октября 2017 11:39
+1
Вот поэтому я историков в школе никогда не уважал. Всегда приплетали идеологию к своему предмету, сначала одну, а как власть поменялась - другую.
№3 DonVik 17 октября 2017 12:45
+10
А вот моя учительница истории, фронтовичка, радистка - была для нас, пацанов ПРЕДЕЛОМ УВАЖЕНИЯ! Полгорода пришло на ее похороны! Ее уроки истории и обществоведения для нас, послевоенных пацанов - и босяков-урок были Пределом! Сидели затаив дыхание!!! Ее слово - было закон!!! Может проблема в ЛИЧНОСТИ преподавателя?
№4 BratherFox 17 октября 2017 12:01
+5
Все правильно, только Павел Дыбенко был анархистом.Центробалт был под их контролем. И матрос Железняк - "Караул устал" тоже анархист. Не надо на большевиков всех собак вешать. Как то так.
№5 Alex_Kent 17 октября 2017 08:42
+7
Читал. Уважаю историю России в её героических традициях.
№6 Тимоха 17 октября 2017 09:05
+4
Саможертвование ради Родины,родных-вот сила духа русского!В каклах(не во всех конечно,но в основном) этого нет,спасти свою шкуру-спрятатся за чужую спину-вот их черта!При Союзе этого не было-самостийность всколыхнула потаённой души порывы.
№7 Sloven 17 октября 2017 11:13
+17
В статье всё верно. Вот только писать о "Моонзунде" Валентина Пикуля пренебрежительно не стоило - не документальная книга.
Хотелось бы напомнить автору статьи, что книга художественная, но это не значит, что она лживая. Автор как-то не заметил одного из героев книги о котором надо сказать особо - это о Трофиме Семенчуке. Вот что пишет Пикуль:
"Немецкий снаряд разбросал палубную команду, переборка рубки окрасилась кровью. Двое раненых на коленях гнулись от боли в дугу и, казалось, отбивали прощальные поклоны «Храброму».
– Уходите, – стонали они. – Уходите… мы сами…
Ваксмут передал на мостик канлодки – Ренненкампфу:
– Забирай моих людей. Все кончено. Я остаюсь…
Механик Малышев, полуголый, весь в грязи и кровище, еще пытался остановить приток воды. В ряд с матросами он, словно кузнец, работал пудовым мушкелем. В нижних отсеках люди стояли уже по горло в воде… Ренненкампф призывал команду «Грома»:
– Вы же сгорите! Прыгайте на меня… быстро, быстро!
Во всей этой неразберихе автоматом стучало четвертое орудие «Грома»; лейтенант Севастьянов, как рядовой матрос, подавал снаряды на пушку. Из рубки выскочил штурман Блинов, швырял в огонь мазута, прямо в горящее море, секретные книги и своды радиокодов. Только это расставание с «секретами» убедило громовцев, что с эсминцем навеки покончено. Ваксмут, облокотясь с мегафоном на обвес мостика, возвышался надо всеми в облаке дыма и пара:
– Прощайте, ребятки! Благодарю вас за службу!
Предсудкома Соловьев сиганул на мостик:
– Вниз!
– Я не пойду, – был ответ…
Когда его стали брать силой, Ваксмут вцепился в телеграф, не желая расставаться с кораблем:
– Прочь… не держите меня! Я помру с ним…
Его стащили вниз, перекинули на канонерку. Не хотел уходить и механик Николай Малышев – тоже отбивался в азарте. Матросы скрутили его, как буйнопомешанного...
А когда между бортами кораблей уже образовался провал метра в три, с «Храброго» вдруг метнулась на «Гром» большая сильная тень человека. Распластав руки, Семенчук перепрыгнул обратно.
На «Гром»!...
Германские эсминцы вдруг перестало дергать из стороны в сторону – теперь они дружно пошли прямо на «Гром»…
Через двадцать пробоин хлестала в эсминец вода.
Через разбитые ростры и мостик перебегал огонь.
В разводьях волн вспыхивали лужи мазута…
Рывком он запрыгнул в кресло наводки. Отработал штурвалом растворение труб для залпа «веером». Вдавил в глаз каучуковую блямбу прицела. Ему все было ясно, и жизнь уже не ставила перед матросом никаких задач, кроме одной… Серый борт вражеского миноносца медленно закатывался в перекрещение прицельных нитей. Семенчук выждал, когда через вертикаль наводки пройдет его фок-мачта, и рванул рукоять залпа. Повинуясь силе взрыва, который произошел в трубах, из громадных жерл аппарата выставились кабаньи головы торпед. Они как бы нехотя упали через борт в море и – пошли, пошли, пошли…
Взрыв! Эсминец разнесло в атомы, и над водой осталось только темное облако угольной пыли из его бункеров. Семенчук с факелом в руке мотнулся на камбуз. Там еще пылали плиты, а под крышками котлов, задраенными, словно люки, еще бунтовал, разрываясь под паром, забытый всеми обеденный борщ… Пламя перескочило на пропитанную мазутом тряпку. В два прыжка Семенчук достиг кормы.
Швырнул факел – прямо в кормовой погреб.
Палуба сразу раскрылась перед ним, и горячий воздух, вылетев из вулкана погребов, бросил кверху пушки, кранцы, убитых и того человека, который дал жизнь этому взрыву...".
Семенчук остался жив! Его подобрали немцы из воды и он попал в плен.
И... про него забыли как и автор этой статьи. Помню как мой отец принес небольшую брошюру в 1960 году в которой описывался этот подвиг Трофима Семенчука и которого нашли(!) живущего на скромную пенсию.
Он не бегал по инстанциям, никому не рассказывал о своём подвиге, а в кинофильме об этом сражении он был назван - погибшим!
Он был награжден орденом за свой подвиг только в 1960 году! К моему сожалению, я не помню каким именно орденом.
Как легко и походя написать - ах, "не документальная книга", самому не зная хорошо той истории о которой пишешь.
А вот В. Пикуль об этом написал. Он бережно относился к СВОЕЙ истории.
Хотелось бы обратить внимание читателей, на торпедном аппарате того времени должны были работать два человека! А Семенчук сделал всё один!
№8 kursk-444 17 октября 2017 12:12
+5
Спасибо!
Читал роман оч-чень давно, ещё раз тронут описанием подвига наших моряков
№9 Sloven 17 октября 2017 12:22
+7
Самое удивительное, что Трофим Семенчук был награждён советским орденом за подвиг совершенный им ДО установления советской власти!
Кроме того он еще воевал с немцами в ВОВ по началом Ковпака.
В кинофильме показано, что он наводя установку руками нажимал на их пуск дотягиваясь до рычага... ногой.
Пикуль изменил настоящую фамилию героя, которого звали Самончук.
№10 DonVik 17 октября 2017 12:51
+3
Про Семенчука ВПЕРВЫЕ прочитал читая книгу "Спутник пятнадцетилетнего капитана" - научно-популярную вещь о истории морфлота! Причем как коммент, ручной, предыдущего владельца!
№11 Т-72М 17 октября 2017 11:56
+9
Ув.ZMAI, всегда с огромным удовольствием читаю ваши статьи, а исторические статьи можно читать целыми днями, радуйте нас еще! smile
№12 Sloven 17 октября 2017 12:39
+5
Да, такие статьи как эта, просто необходимы.
Только ZMAI их и публикует - спасибо ему за это.
№13 Станислав73 17 октября 2017 14:08
+2
Какая дальнейшая судьба островов?
№14 vdondukov 17 октября 2017 18:48
+3
Есть еще один фильм про подвиг Семенчука - "Балтийская слава". Он вышел до публикации романа Пикуля.